Вы здесь: Главная » Статьи » Интервью Владимира Крамника

Интервью Владимира Крамника

Владимир Крамник
После окончания Кубка мира Владимир Крамник дал интервью редактору «64». Экс-чемпион мира рассказал о том, как ему удалось одержать победу, какое место новый трофей займет в его коллекции.

 

— Владимир, до начала Кубка мира — какие у тебя были планы? Друзья знают, что ты любишь все планировать — график работы, подготовку...

 

— Я даже не знал своей турнирной сетки. И когда покупал билет, взял такой, какой можно в любой момент поменять. Я был уверен, что до третьего тура дойду, ну а дальше можно и вылететь. Потом поменял билет раз, поменял два... Во второй раз поменял уже на 4 сентября, на другие даты билетов не было. Так что пришлось оставаться и выигрывать турнир.

 

— Ты бы принял участие в этом турнире, если бы не был обязан в нем играть для того, чтобы попасть в турнир претендентов?

 

— Конечно, не поехал бы в Тромсе, если бы не правила. Потому что в этом году очень много турниров. У меня не было спортивной задачи, и я ехал без каких-то мыслей о результате. Идея была посмотреть: как пойдет. Если пойдет — пройду далеко, а вылечу сразу — тоже неплохо: проведу время с семьей на отдыхе. Так что не было никакого стресса! Но игра, более или менее, пошла, и я начал подумывать, что можно пройти далеко и даже выиграть турнир.

 

— Какое место эта победа займет в твоей карьере?

 

— Не могу понять, этот турнир стоит особняком. Я ведь всего второй раз играю нокаут. И я никогда не играл с таким количеством участников. В Лас-Вегасе было всего 64, если не ошибаюсь. Это очень изнурительный турнир! Четыре недели — я не припомню, чтобы когда-нибудь так долго находился на одном месте. Он, конечно, останется в памяти и в моей шахматной истории займет достаточно ощутимое место, но, несмотря на то, что соперники лихие, это все же не Линарес в свои лучшие годы. Тем не менее, я очень доволен и кубок у себя дома поставлю на видное место.

 

— Сыграешь еще раз, в следующем Кубке мира?

 

— Не знаю, не уверен. Приезжать и проигрывать во втором или третьем круге смысла нет. Надо идти до финала, а это очень изнурительно. Поэтому очень многое зависит от конкретных обстоятельств. Если график слишком насыщенный — едва ли. А если есть перерыв — почему не сыграть? Ну, интересно, забавно, новый опыт. В последнее время — одни и те же турниры, одни и те же города. А тут новый формат, новое место. Достаточно интересно.

 

— Когда ты в последний раз играл турнирную партию с любителем — как в первом круге?

 

— Так сразу не могу вспомнить wink Я опасался, что это меня расслабит, настолько все было просто и легко. Второй круг оказался тяжелым, я стал входить в реальную игру: соперник был достаточно серьезный (Михаил Кобалия), дело дошло до тай-брейков. А в первом круге было удивительное чувство — будто играешь один. Соперник стоял на месте, а усиливал позицию только я. Очень интересное ощущение. Не думаю, что скоро мне удастся испытать его снова в профессиональном турнире.

 

— В начале турнира казалось, что ты не хотел доводить дело до тай-брейков. где-то рисковал. А при этом легко побеждал соперников в быстрые шахматы.

 

— А зачем мне тай-брейк, я приехал в шахматы играть! И я играю сильнее большинства соперников. У меня вообще подход такой: не думать сильно о местах. О стратегии... Я просто хочу играть в шахматы. Стратегия была: приходить на партию, получать удовольствие и по возможности выигрывать.

 

— Но ведь ты привык готовиться к соперникам, а здесь ничего предсказать невозможно. Со многими ты, вероятно, вообще не встречался за доской?

 

— Перед турниром я, конечно, не готовился к каждому отдельному сопернику, а во время турнира на это просто нет времени. Действительно, здесь я играл со многими, с кем не играл раньше. Кобалия, Арещенко, Коробов... Я просто смотрел их дебютные предпочтения, но у меня не было времени посмотреть на стиль. Такой формат — что тут поделаешь? В таком турнире главное — самому быть в хорошем состоянии. Соперник может быть самым разным и даже стиль может менять, играть немножко по-другому, чем обычно.

 

— А как на соперников влиял твой авторитет? Играли они сильнее или слабее своего уровня, как тебе кажется?

 

- Наверное, как-то влиял, выиграть у меня для них важнее, чем у своего сверстника. Но я об этом никогда не думаю. Это уже их проблемы, а я решаю свои. Важно быть в нормальном состоянии, не слишком нервничать и не слишком расслабляться. Вот этого баланса я пытался добиться по ходу турнира. Нервничать я не нервничал, а некая расслабленность была. Несколько легковесно играл, не мог полностью собраться во втором и третьем круге. Но дальше начал играть с большей концентрацией. В этом турнире слишком много матчей, слишком много соперников, чтобы думать о каждом в отдельности.

 

- По ходу турнира было ощущение, что ты оказался на грани вылета?

 

- Я очень рискованно играл во втором круге и черными, и белыми. На грани поражения не стоял, но было тревожно. Потом немножко поменял стратегию, стал играть более спокойно. Такой формат, что это просто напрашивается само собой. Особенно если у тебя есть класс, если ты не боишься тай-брейков. Стремиться к ним, конечно, не следует — нужно играть спокойно и использовать преимущество в классе. Во втором туре я немножко дергался, шел на ненужный риск — хотелось все решить в основное время. После чего как-то тяжело сложился матч. К счастью, я могу неплохо менять стили, играть с большим или меньшим риском.

 

- Какие матчи можешь выделить как ключевые?

 

- Самым трудным был матч с Кобалия. Яркий, непростой, этот матч тяжело сложился, отнял силы. Так бывает у многих: начальный матч очень непростой получается. Самый поворотный, самый важный матч, наверное, с Иванчуком. До него я не был уверен, что нахожусь в хорошей форме, все время приходилось играть тай-брейки. После матча с Иванчуком, который я играл неплохо, пришла уверенность. Я понял, что нужно думать о каких-то серьезных целях. После этого матча я из режима «полутуристического» перешел в режим серьезного соревнования, нацелился на выигрыш.

 

— Как удалось сохранить физическую форму на протяжении такого длительного турнира?

 

— Здесь, к счастью, прекрасный воздух, а это важно для восстановления. Надо отдавать отчёт, что мне не 17. Я спал с открытым окном каждую ночь и долго гулял вечерами, каждый день по полтора-два часа. Это очень помогло, успевал восстанавливаться между матчами. График напряженный и, в отличие от кругового турнира, каждая партия решающая, после каждой можно уехать домой.

 

— Ты принципиально не пользуешься помощью «живых» секундантов во время соревнования? Не скучал месяц в одиночестве?

 

— Последнее время я практически всегда один на турнире. Не беру с собою секунданта, секундант — если он есть — работает дома. Работать по скайпу для меня не проблема. Я люблю ездить один: можно спокойно уединиться, в номере музыку послушать, фильм какой-то посмотреть. Я довольно коммуникабельный человек и у меня много приятелей в шахматном мире: есть с кем пообедать или поужинать. У каждого свое: Левон Аронян любит компании. Ему в одиночестве дискомфортно, а мне наоборот. Я своим режимом доволен: живу, играю. Всё идет неплохо, я не собираюсь ничего менять.

 

— Какие фильмы смотришь во время турнира, какую музыку слушаешь?

 

— В последнее время стал больше слушать классическую музыку. В Лондоне много слушал Баха, под него очень хорошо медитировать. Бах — композитор такого математического склада, прочищает голову, приводит мысли в порядок, успокаивает. У меня есть сборник, который длится около часа. Кажется, одно и то же, но воспринимаешь так остро, что можно слушать и слушать.

 

— Насколько внимательно следишь за прессой во время соревнования?

 

— В Интернет захожу по вечерам. Не обязательно на шахматные сайты, нельзя же все время только шахматами заниматься. Могу статью какую-нибудь прочесть. К счастью, научился с годами относиться так, чтобы на меня это не влияло. Критикуют меня или восхищаются, это ничего не меняет. По идее так и должно быть. Но чтобы добиться этого, нужен определенный опыт, нужны годы.

 

— Каких титулов теперь не хватает в твоей коллекции?

 

— Чемпиона России. Будем надеяться, что мне покорится эта вершина. Я, правда, всего два раза в чемпионате участвовал, но уже совсем скоро в Нижнем Новгороде будет третий. Хочу попробовать добавить в свою копилку и этот титул. Есть еще командное первенство мира, в котором я, правда, играл только раз, в 1993 году. А так я был и чемпионом мира среди юношей, и среди взрослых, чемпионом Европы в командном зачете. Во всех традиционных турнирах, где играл, я хотя бы раз победил. Даже Вейк-ан-Зее, мой самый тяжелый турнир, один раз выиграл. Хотел бы еще раз перед завершением карьеры выиграть Олимпиаду. Мы выигрывали ее трижды, но только в 90-е годы, а в новейшей истории, к сожалению, у нас есть только два вторых места, золото не дается. Ну и такую мелочь, как еще раз стать чемпионом мира, я бы не хотел сбрасывать со счетов. Я надеюсь, что мои слова не воспримут как браваду. Я понимаю, что не главный фаворит в этом плане, но думаю, что какие-то шансы есть. Буду пытаться их использовать.

 

- Насколько мотивирует тебя перспектива нового чемпионского матча?

 

- Для меня это всегда была основная мотивация. Чем тяжелее, тем интереснее! Чем труднее цель, тем больше я могу концентрироваться, выйти за рамки. Это внутренняя мотивация: посмотреть, на что способен. Мне по-прежнему интересно попробовать завоевать титул чемпиона мира во второй раз, после перерыва — по-моему, в истории шахмат этого не было. Я отлично понимаю, что это очень сложно. Но все же не так сложно, как выиграть матч у Каспарова в 2000 году. Это очередной, по-настоящему большой вызов, который меня подстегивает, и я, конечно, буду готовиться очень серьезно. И это чисто внутренняя мотивация. Ни слава, ни деньги меня сильно не волнуют. Если я выиграю первенство мира, то на следующий день могу отдать титул. Само по себе чемпионство мне не очень нужно. Это просто преодоление себя, достижение каких-то новых вершин.

 

- Что ты думаешь о шахматном «конфликте поколений»? Насколько для тебя существенно, что соперники становятся все моложе?

 

- Для меня вообще конфликта никакого нет. Есть шахматисты, для которых это очень важно: борьба поколений и т.д. Для меня играть с Карлсеном или играть с Анандом — разница не очень большая на самом деле. Напротив очень сильный шахматист, а сколько ему лет — не важно. Конфликт у меня может быть разве что с самим собой. Играю я хорошо или начинаю деградировать? Вот что меня интересует. Это не имеет никакого отношения к
молодым, к тому же Магнусу. Это замечательно, что есть хорошие молодые шахматисты. Карлсен и Каруана — они действительно принадлежат к очень талантливому поколению. Если же все-таки рассуждать в терминах борьбы поколений — наше поколение, как ни странно, её пока выигрывает. Я не ожидал, что мы так долго будем держаться. Но результаты показывают, что мы в целом держимся и даже отчасти доминируем. С этой точки зрения забавно посмотреть на турнир претендентов в Лондоне. Наше поколение, те, кто начинал в начале 90-х, мы набрали больше очков, чем молодая четверка. Единственное, что можно сказать по этому поводу, мы — очень сильное поколение. Может быть, даже самое мощное в истории. Это приятно, вызывает ностальгические чувства, но не более того.

 

— Что ты думаешь о предстоящем матче Ананда и Карлсена?

 

— Я болею за то, чтобы оба были в хорошей форме и сыграли очень хороший матч. Если Ананд выиграет, это будет для меня позитивный сигнал, что можно и в сорок пять обыгрывать самого талантливого и самого сильного шахматиста молодого поколения. Они очень разные игроки. Магнус — игрок четкого стиля, очень напоминающий Карпова в лучшие годы (невероятно похожи на самом деле!). Об Ананде очень трудно сказать, на кого он похож. Он очень разный. Невидимка. Может и так играть, и этак. Всё зависит от каких-то его внутренних эмоций, от его подготовки. К нему очень непросто готовиться, никогда не знаешь, каким он предстанет перед тобой в следующем матче или в следующем турнире. Его основная сила — универсальность.

 

Главная сила Магнуса в невероятной технике: феноменальной, компьютерной! Правда, в последнее время у него какой-то сбой небольшой начался. Начал
эндшпили проигрывать, что очень странно, это сильнейшая его сторона. В простых технических позициях ему равных нет в мире, Ананду в такого типа позициях ловить нечего. Однако в динамике Виши, если наберет хорошую форму, посильнее будет. Как у Карпова в динамике была слабая сторона, которую Каспаров очень четко использовал.

 

На стороне Карлсена молодость, мотивация. Он невероятный спортсмен, сильнее Каспарова в этом плане. По спортивным качествам я не помню такого шахматиста. К невероятному желанию (как воздух нужно выиграть партию) прибавляется ещё железобетонная нервная система, чего не было у Гарри Кимовича — он более подвижный, мог как-то сникнуть, а этот человек просто как компьютер играет. Такое впечатление, что у него практически нет эмоций при колоссальном напоре. Это, конечно, приличный козырь Карлсена, как и энергетика.

 

Но свои козыри есть у каждого, и многое зависит от подготовки. Посмотрим, я надеюсь на захватывающий поединок. И уже предвкушаю время, когда буду ловить трансляцию этого матча. Буду думать о позиции, конечно, отключив всех комментаторов. Любителям лучше наоборот. Но я — это я. Мне даже лиц не надо. Только доска. Для меня это эстетическое удовольствие, почти как в музей сходить или на хороший концерт.



Раньше в шахматы играли посудой
Раньше в шахматы играли посудой

Когда только появились шахматы, (до сих пор ученые спорят на счет даты, но мы будем опираться от 5 века нашей эры) шахматные фигуры на тот момент делали из дерева, а точнее их вырезали. Конечно, эти...

Как уравнять шансы с сильным шахматистом?
Как уравнять шансы с сильным шахматистом?

Существуют разные способы дать игрокам разной силы возможность в равной мере и на равных условиях получать удовольствие от шахмат, но все они не без изъянов. Можно, например, предоставить более...

Интервью с Фабиано Каруано
Интервью с Фабиано Каруано

К Фабиано Каруане нужен особый подход. У него свое­образный характер, позво­ляющий успешно уходить от типичных вопросов интервьюе­ров. Не специально, конечно, - просто так получается....

Как научиться играть в шахматы
Как научиться играть в шахматы

  Шахматная игра — самое  популярное хобби во всем мире, хотя когда появились компьютерные игры, интернет, настольные игры, такие как шахматы немного им стали уступать. Мы сейчас...