Вы здесь: Главная » Статьи » Интервью Александра Халифмана и Марка Глуховского

Интервью Александра Халифмана и Марка Глуховского

Александр Халифман

Александр Халифман, глава тренерского штаба экс-чемпионки мира Анны Ушениной, ответил на вопросы главного редактора журнала "64", Марка Глуховского.

- Сразу оговорюсь — я не хотел бы много говорить про матч Анны Ушениной и Хоу Ифань. Мне уже доводилось рассказывать о нем журналистам, многие впечатления до сих пор живы, и сыпать соль на свежие раны — не самое приятное занятие.
- Отражает ли разница в счете разницу в классе между шахматистками?
- Уверен, что нет. Анна вполне может играть в силу мужского гроссмейстера в районе 2600, но показать свои качества, к сожалению, не удалось. Надеюсь, что в будущем она вернется на свой уровень.
- А в нем сильные стороны экс-чемпионки мира Анны Ушениной?
- Стиль Анны вообще не очень характерен для женских шахмат. Он основан не на тактике, а скорее на позиционных факторах. Такие вопросы, как фигурное взаимодействие, планы сторон ее довольно-таки сильно интересуют. Мы полагали, что в жесткой тактической игре шансов против Хоу Ифань будет не очень много, поэтому старались сделать упор на другой тип позиций. Течение матча показало, что мы были правы. Но, к сожалению, не сумели показать всего, на что способны.
- Какой именно момент матча ты считаешь переломным?
- Пятая партия, когда у Анны был реальный шанс выиграть черными. В случае победы матч мог начаться заново. Когда сделать этого не удалось, Анна почувствовала, что обязана играть на победу в каждой партии. Психологически это очень тяжелый груз, справиться с которым почти невозможно. Отсюда — ошибки и зевки.
- А был вообще шанс победить Хоу Ифань? И каков был в общих чертах план кампании?
- Когда все идет хорошо, китайские шахматисты раскрываются во всей красе, показывают лучшее, на что способны. Зато находиться под прессом они зачастую не умеют, «рассыпаются». Задача была в том, чтобы попытаться организовать этот пресс, лишить соперницу психологического комфорта. Кстати говоря, психологическая устойчивость — это еще одна сильная сторона Анны. Но, к сожалению, не в этом матче.
Судя по всему, соперники ставили перед собой те же задачи — лишить вас психологического комфорта — но при этом пользовались не только шахматными средствами. Не жалеешь ли ты сейчас о том, что ваши протесты против условий проживания и питания не были оформлены официально? Мне доводилось слышать мнение, что в матчах на первенство мира нельзя уступать ни в одной мелочи, какой бы малосущественной она ни казалась.
— Возможно, это правильная точка зрения. Хорошо иметь специального человека, так называемого «руководителя делегации», который бы занимался только и исключительно нешахматными вопросами. Такого специалиста в нашей команде не хватало, да и в целом подготовка к матчу получилась несколько скомканной.
— А мне как раз казалось, что именно в дебютной части у Ушениной все было неплохо.
— Говорить о том, что мы сделали все что могли, я бы не стал. Какие-то вопросы приходилось решать по ходу матча, залатывать дыры. Действительно, нельзя сказать, что Анна получала плохие позиции, но и хвастаться нашей подготовкой я не хотел бы.
— А правильно я понял, что черные в этом матче вообще не испытывали проблем? И если да — это отражение общей тенденции или же конкретные особенности соперниц?
— Имеет смысл говорить про общую тенденцию — в современной теории черные стоят неплохо. Однако это не означает, разумеется, что черные должны набирать более 50 процентов очков. Я придерживаюсь традиционного взгляда на дебют — белые владеют некоторым преимуществом.
— Как тебе показалось, насколько велика была заинтересованность принимающей стороны в победе?
— Мне показалось, что очень велика. Я не хочу гадать, насколько далеко они бы зашли, если бы поединок складывался неудачно. Но то, что китайцы не просто хотели «провести хороший матч», а планировали именно победу, мне кажется очевидным.
— Насколько велика была общественная значимость матча?
— Зрителей почти не было — это я видел своими глазами. Китай все-таки не очень шахматная страна, хотя их, безусловно, очень много, полтора миллиарда. Соответственно, есть и любители шахмат, и новые яркие игроки появляются. Однако ощущения какого-то значимого в масштабе страны события у меня не возникло. Впрочем, судить об этом непросто, цивилизационная разница между нами слишком велика.
— Ты много тренируешь, но на матче на первенство мира работал впервые. Каковы основные впечатления? И согласился ли бы ты повторить этот опыт, если получишь аналогичное предложение?
— Ничего оригинального не скажу — в первую очередь это огромная ответственность и серьезное нервное напряжение. Матчевая специфика, безусловно, существует. Конечно, это не только сложная, но и чрезвычайно интересная работа. Ответить определенно на последний вопрос я пока затрудняюсь. Не хочется гадать, да и времени с окончания матча прошло еще немного.



Интервью с Дмитрием Андрейкиным
Интервью с Дмитрием Андрейкиным

Чемпион России и финалист Кубка Мира ответил на вопросы редактора «64». Автор самой громкой сенсации соревнования рассказал о своей спортивной биграфии и поделился планами на турнир...

Интервью Владимира Крамника
Интервью Владимира Крамника

После окончания Кубка мира Владимир Крамник дал интервью редактору «64». Экс-чемпион мира рассказал о том, как ему удалось одержать победу, какое место новый трофей займет в его...

Раньше в шахматы играли посудой
Раньше в шахматы играли посудой

Когда только появились шахматы, (до сих пор ученые спорят на счет даты, но мы будем опираться от 5 века нашей эры) шахматные фигуры на тот момент делали из дерева, а точнее их вырезали. Конечно, эти...

Как научиться играть в шахматы
Как научиться играть в шахматы

  Шахматная игра — самое  популярное хобби во всем мире, хотя когда появились компьютерные игры, интернет, настольные игры, такие как шахматы немного им стали уступать. Мы сейчас...